понедельник, 7 мая 2018 г.

#СудГлазамиГраждан

Вооружившись советами Команды 29, я решил сходить в Санкт-Петербургский городской суд на одно заседание. 3 мая должна была рассматриваться апелляционная жалоба по делу о конфискации недвижимого имущества в п. Солнечное, которым пользовалась РО «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», ликвидированная 20 апреля 2017 г. по обвинению в осуществлении экстремистской деятельности. При этом комплекс зданий принадлежит иностранной организации — «Обществу Сторожевой башни, Библии и трактатов Пенсильвании». Но пикантность ситуации заключается в требовании прокуратуры признать сделку дарения 17-летней давности не вступившей в силу.
На входе проблем не возникло, и образец жалобы мне не пригодился. Я спокойно поднялся на шестой этаж в тесном лифте в сопровождении трёх человек, несших чемоданы с фото/видеоаппаратурой. Поначалу, правда, лифт не хотел закрываться, однако…
— Это же OTIS, — сказал один и нажал специальную кнопку для закрывания дверей.
— Животис! — подхватил второй, подтрунивая над третьим, который мало того, что был крупной комплекции, но ещё и нёс габаритный штатив.
— Понял, почему в метро пишут «Не приСЛОНяться»? — улыбнулся первый.
Как я уже говорил, в лифте мы не застряли. Но потом пришлось ждать часа полтора до того, как нас позовут в зал заседаний. Не понимаю, почему пресс-служба Европейской ассоциации Свидетелей Иеговы пишет про 50-минутное опоздание, ведь слушание было назначено на 11.30. Время тянулось под надзором флегматичной охранницы с телефоном руке и в наушниках, под звуки английской речи, комментирующей ситуацию для иностранного корреспондента, и селфи-сессии некоторых окружающих. И вот наконец нас запустили. Зал заседаний был достаточно просторным, насчитанные 45 человек в нем легко уместились, даже места ещё оставались.
Слушание началось с ходатайств, которые из-за бюрократических нюансов с несвоевременным получением документов были непонятны. Все они были отклонены, включая о видеосъемке. Но аудиозаписи не препятствовали. По окончании этого междусобойчика судья-докладчица стала зачитывать выдержки из материалов дела, но настолько тихо, как будто делалось это для сидящих справа и слева судей-коллег. Но у них-то перед глазами те же самые документы, а абсолютно посторонний наблюдатель, решивший сюда заглянуть, вряд ли бы понял, в чем суть. Похоже, что ораторское искусство тут изучали только свидетели Иеговы.
Пока продолжалось это безобразие, я схематично рисовал в блокноте судейский стол и заседающих за ним. В силу моей криворукости двуглавый орёл на гербе получился похожим на бабочку, которая вот-вот взмахнет своими пёстрыми крылышками, и где-то эхом отзовётся цунами.

Озвученные возражения апелляции

  1. Суд указал, что на территории России «Общество Сторожевой башни, Библии и трактатов Пенсильвании» не зарегистрировано, деятельность не осуществляет, в связи с чем фактически не могло исполнить данную сделку. Однако, хотя Общество действительно не зарегистрировано в России как юридическое лицо, оно зарегистрировано как собственник недвижимого имущества, находящегося на территории России, и свою деятельность вело через представителей по доверенности. При этом законодательство в те годы не запрещало заключать такого рода сделки с такого рода иностранными юридическими лицами. Согласно ст. 13 ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», иностранные религиозные организации имеют право открывать свои представительства, но не имеют права заниматься религиозной деятельностью. Однако такие организации могут осуществлять гражданско-правовую деятельность, в частности совершать сделки с недвижимым имуществом. Государство признавало Общество законным собственником обсуждаемых объектов недвижимости, как самим фактом государственной регистрации сделок (с сопутствующими договорами) и многочисленными проверками надзорными органами, которые каждый раз констатировали отсутствие нарушения законов, так и признавая организацию в качестве соответчика по уплате налогов на недвижимое имущество. Также оно признавало Общество Сторожевой башни лицом, имеющим право давать или не давать согласие на какие-либо действия с этим имуществом (строительство, реконструкцию и т.д.).
  2. Суд утверждает, что реального акта дарения не осуществлялось и сделка была фиктивной. Но законодательство России, действовавшее в 2000 и 2010 гг., не ставило законность или реальность сделки дарения недвижимости в зависимость от полного или частичного освобождения объекта дарителем. Новый собственник вправе заключить гражданско-правовой договор с дарителем, регламентирующим использование этого имущества. Также в месте нахождения этих объектов находился представитель Общества Сторожевой башни на постоянной основе, который получал соответствующую корреспонденцию и осуществлял необходимые действия в интересах собственника. В частности, после ликвидации РО «Управленческий центр Свидетелй Иеговы в России» Общество заключило договор с коммерческой фирмой по обслуживанию этих зданий.
    Меня удивила формулировка «отсутствие порочности воли обеих сторон заключения сделки», т.к. мне кажется, что это оценочное суждение (но как я потом погуглил, такие формулировки действительно используются в юридической литературе). Для признания мнимости сделки нужно привести доказательства, т.к. ст. 10 Гражданского кодекса устанавливает презумпцию добросовестности. Прокурор не проводил никакой проверки, не собирал соответствующих доказательств.
  3. Суд утверждает, что договоры не направлены на создание правовых последствий, характерных для таких сделок. Упомянутые выше факты опровергают это. К тому же, суд первой инстанции не указал иных целей заключения сделки и не привел никаких доказательств.
  4. Отсутствие нарушения интересов Российской Федерации при совершении спорных сделок, на которые ссылался прокурор в суде первой инстанции. Эти «интересы Российской Федерации возникли вследствие признания организации-дарителя экстремистской», до этого оснований для обращения в суд по рассматриваемому поводу прокуратура не имела.
  5. Порочность примененных способов защиты истцом тех прав, которые заявлены. В соответствии со ст. 12 ГК, «избранный способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права». (В упомянутой статье такой формулировки я не нашел, но поисковик выдает немало ссылок на юридические источники, в которых используется такая формулировка с привязкой к ст. 12 ГК.) Также истец должен доказать, что выбранный способ защиты права является единственным ему доступным и приведет к восстановлению нарушенных прав.
  6. Прокурор требует применить последствия недействительности сделки, но он не является участником этой сделки и должен доказать, что его права прямо нарушены этой сделкой и будут непосредственно восстановлены в результате удовлетворения заявленных требований. Также, согласно п. 2 ст. 167 ГК, такое требование предполагает реституцию, возврат каждой из сторон всего полученного со сделки. Такой возврат невозможен по причине ликвидации организации-дарителя, а дело не может быть рассмотрено по существу без участия всех сторон сделок.
  7. Прокурор требует обратить имущество в собственность Российской Федерации. Но в ст. 12 ГК такой защиты права не предусмотрено. К тому же, вопрос обращения имущества организации, признанной экстремистской, в собственность Российской Федерации находится в компетенции Верховного суда, а не суда первой инстанции.
  8. Истек срок исковой давности. По версии истца, этот срок не начал течь. Но если это так, то не наступило никаких правовых последствий.
Особо удивил меня комментарий об уместности библейских ссылок в юридической документах, т.к. показывают наличие воли дарения. «Гражданский кодекс указывает на то, что юридические права действуют в соответствии со своей волей и своими интересами. Т.е. в любой момент может возникнуть соответствующая воля, соответствующий интерес, и вот как раз-таки воля и интерес у религиозных объединений определяется внутренними установлениями, не какими-то коммерческими соображениями», — отметил адвокат.
Вице-президент Общества Сторожевой башни Ричард Девайн в своём выступлении в характерном для встреч свидетелей Иеговы стиле подтвердил эти внутренние установления, связанные с религиозными мотивами. Также он отметил, что «Обществу Сторожевой башни, Библии и трактатов Пенсильвании» непонятно, какие законы РФ оно нарушило и почему к нему применяется презумпция недобросовестности. Ведь никаких решений суда в отношении него не выносилось (включая о признании экстремистской организацией).

Прокурор, которая все это время сидела со скучающим видом, не особо вслушиваясь в то, что говорит защита, отмела все эти возражения почти что скороговоркой: «судом первой инстанции исследованы все доказательства по делу, решение суда соответствует всем нормам нотариального и процессуального права». Наблюдая за ней, я думал, что таким же будет адвокат, предоставленный государством, который просто отсидит положенное время и которому также будет наплевать на обстоятельства дела. Или как представители Росреестра и Росимущества, которые только поддакивали прокурору.
Ощущения от заседания у меня были — не фарс, а чувство виртуальности происходящего, из которой и растут ноги их профессиональной деформации. Помните слепую Фемиду, что вы видели, входя сюда? Лучше вспомните обезьянок-сандзару и воспользуйтесь ими как шкалой для оценки суда.
— …решение Сестрорецкого районного суда от 7 декабря 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения. Через две-три недели в суде первой инстанции копию можно получить и оспорить в течение полугода в кассационном порядке. Съемка была запрещена!
Представитель «Европейской ассоциации Свидетелей Иеговы» Ярослав Сивульский замер в нерешительности. После ухода судей в совещательную комнату, все начали фотографировать адвокатов и других представителей ответчика; и ее фотографию он сделал позже по инерции.
— Удалите, пожалуйста, запись!

Комментариев нет:

Отправить комментарий