вторник, 15 ноября 2011 г.

Из интервью с адвокатом Галиной Крыловой

— …И всё же обвинения в экстремизме привычно используются прокурорами и судами. Им это зачем?
— Как мне Вам ответить в двух словах? Представьте обычный суд первой инстанции. Политика государства нам известна. Прокурорам бороться с реальными экстремистами тяжело и небезопасно. То ли дело Свидетели Иеговы. Или саентологи.
Далее, кто-нибудь из прокуроров или судей ответил за неправосудное решение? Они же доверились экспертам, специалистам. А эксперты высказали своё мнение. Если же судья проявит гражданское мужество, как при первом рассмотрении дела Калистратова у Свидетелей Иеговы, то решение будет тут же отменено вышестоящей инстанцией. И при следующем судебном разбирательстве итог вполне предсказуем.
Ещё одно соображение. С проигравшей стороны обычно можно взыскать судебные издержки. Это удерживает от заведомо необоснованных судебных споров. С прокурора по закону нельзя. Расходы на угодный прокурорам круг экспертов производятся за счёт бюджета. Если дело через длительное время будет слушаться в Страсбурге, и Европейский суд признает права гражданина или организации нарушенными в связи с необоснованными обвинениями в «экстремизме», заплатит опять бюджет. То есть налогоплательщик. Значит, прокурор играет в беспроигрышную лотерею. Скорее всего, суд его заявление удовлетворит. Ну, а если не удовлетворит, то пострадает всё равно ответчик, который потратил время и значительные суммы на свою защиту.

Комментариев нет:

Отправить комментарий